Дуванова Зинаида Фёдоровна
0
Дуванова Зинаида Фёдоровна
Поэт, разработчик и первый руководитель «Школы экскурсоводов» г.Челябинска

Дуванова Зинаида Фёдоровна
  • Рейтинг: 0
  • Последний визит: 2 месяца назад
  • Регистрация: 1 год назад

Стена пользователя

Загрузка...
Слава Знакам Препинания! Грамотейка

Знаки Препинания
Разного названия —
Как они для нас важны,
Хоть и в правилах сложны!

А, давайте вспомним их —
Мудрых Книжных Постовых.

Точка

Точка, хоть и одиночка,
С нею надобно дружить!
Полный хаос будет в строчках,
Если Точку позабыть.
Точки мысли завершают,
А ещё и разделяют.
И дают ошибкам бой
Точка вместе с запятой.

Там порядок, где есть Точка!
Вот тебе и одиночка!..

Запятая

Бегает по строчкам
С хвостиком точка.
Это — Запятая.
Очень непростая!
Прежде чем на место встать
Текст пытается понять.
Ошибиться ей нельзя.
Вы ведь знаете, друзья:

Помиловать или казнить –
Должна была она решить.

В текстах много Запятых,
Ведь порядка нет без них!

Знак Восклицательный

Между Знаков Препинания
Самый громкий — этот знак,
Сразу требует внимания,
Он умеет только так.
То он звонко восхваляет,
То он грозно обвиняет!

А, вообще-то, наш чудак —
Обаятельный,
И зовётся этот Знак
Восклицательный!

Знак Вопросительный

Хотите новое узнать?
Тогда вам следует позвать
Знак Вопросительный,
Очень выразительный.

Изогнётся он в строке,
Скажет: «Погодите!
Кто? Когда? Зачем? И где?
Чётко разъясните».

Говорят о нём: «Горбат,
и, возможно, слеповат,
раз склоняется к словам».
А по мне, скажу я вам,
Грациозен он, пригож
И на лебедя похож!

Он же хочет много знать,
Как его не уважать!

Двоеточие и Многоточие

Если столбиком две точки —
Это Двоеточие,
А когда их три на строчке —
Это Многоточие!

Многоточие не любит
Разъяснять, что дальше будет,
А даёт подумать нам…
Тут уж мыслит каждый сам.

Двоеточие — другое:
Всё конкретное такое,
Завсегда предупредит,
Что нам строчка сообщит,
Перечислит всё что нужно,
Даст сигнал — «Прямая речь!»
Знаки могут нас радушно
От ошибок остеречь.

Тире

Дети любят палочки —
Палочки-считалочки.
Принимаются читать,
Видят палочки опять.
Называют их «Тире».
А Тире писать нам где?

Там, где надо разделить
Мысли меж собою
Или слово заменить
Паузой большою,
Выделить Прямую речь,
Встав на нужном месте.
Как Тире нам не беречь?
С ними интересней!

Точка с Запятой

Добрались мы с вами дружно
И до Точки с Запятой,
Здесь заметить сразу нужно:
Сложный знак он, непростой!

Даже взрослые, порой,
Сомневаются.
Ставить Точку с Запятой
Не решаются.
Этак думают и так…
Где же ставить этот знак?

Ставить надо, без сомнения,
В длинных, сложных предложениях,
Там, где разных знаков много,
Но нужна ещё подмога:
Точку в строчке заменить,
Мысль от мысли отделить.

***
Чаще знаки — одинарные,
Также встретить можно парные,
Те, что вместе по привычке —
Это Скобки и Кавычки.
Уделим и им внимание,
Этим Знакам Препинания.

Кавычки

Вот Кавычки – как близняшки,
Многоликие милашки!
И они повсюду вместе,
Вместе, знаем, интересней.
Пишут их разнообразно.
Ну а как? Вот это важно:
Где-то «Елочки» нужны,
Где-то «Лапки» нам важны.

Эти Знаки Препинания
Выделяют все названия,
И, конечно же, цитаты,
Что из разных текстов взяты,
А ещё Прямую речь.
Будем их, друзья, беречь!

Скобки

И последний знак, десятый,
Он немножечко рогатый —
Это Скобки, парный знак.
Без него нельзя никак!

Если надо уточнить
Или что-то разъяснить,
Скобки в строчку прибегут,
Место нужное займут.
Та, что слева, мысль откроет,
Та, что справа – вновь закроет.

Скобки разные бывают,
Круглые преобладают,
Есть они в Грамматике,
Есть и в Математике,
А ещё по интернету
Смайлом шествует по свету!

***

Ай да, Знаки Препинания,
Вы достойны понимания!
«Круто» с вами подружиться,
Дружба эта пригодится!

01.07.2019г.
Загрузка...
Это значит – лето!

Вжик-вжик, вжик-вжик –
Вертится скакалка.
Скрип-скрип, скрип-скрип –
Вниз и вверх качалка.

Ры-ры, ры-ры –
Едут самокаты.
Шумят дворы
Чуть не до заката.

Весь день игра.
Что же значит это?
Ура! Ура!
Это значит – лето!
Фото из интернета.

03.05.20196г., Дуванова З.Ф.
Загрузка...
На радугу за сказкой
/или угадай цвета радуги/

Тучка всё ещё сердита,
Погромыхивает гром…
Но, полнебушка открыто,
И сияет солнце в нём.

Во-о-н – повисло коромысло.
— Здравствуй, Радуга-Дуга!
Дождь помыл тебя так чисто.
Поиграй со мной, ага?

— Прыгай, — Радуга сказала, —
Дай мне руку, помогу.
Вроде я и не взлетала,
А по Радуге бегу.

Ой, куда же я попала?
Почему всё алым стало?
В каплях что это? Рябина?
Нет… Наверное, малина,
Как у бабушки в саду.
Я поесть её пойду.
Только руку протянула,
Капля тут же ускользнула.
Я за нею. Ой-ой-ой!
Цвет вокруг уже другой.

Где я? Где я? В апельсине?
А быть может – в мандарине?
Или «Фанта» где-то льётся?
Слышу — Радуга смеётся:
— Ты на Радуге, на мне
В рыжей-рыжей полосе.
Можешь прыгать, кувыркаться
Вверх и вниз по мне кататься.
Кувыркнулась я раз пять,
Соскользнула вниз опять.
Ах! Какая ты краса –
Третья сверху полоса!
И кругом на полосе –
Одуванчики в росе.
Да-да-да! Там есть цветы
И цветочные мосты,
А подсолнухи такие…
Будто солнце золоты!

Стала маленькая я,
Быстро села на шмеля.
И давай мы с ним летать
Да цветочки опылять.
Пили-пили сок-нектар,
Шмель раздулся, словно шар.
Тут позвал нас на полянку
Отдохнуть пискун-комар.

Шмель на травку опустился,
Цвет опять переменился.
Рядом прыгает кузнечик,
Средь травы он не замечен.
Где мы оказались? Где?
В небе или на земле?
Снова Радуга смеётся:
— Так моя полоска вьётся
Яркой сочною травой,
Мы ведь схожие с Землёй.

Прилетели тут стрекозы,
Все с травою цветом схожи.
Вдруг сама я закружилась
И в стрекозку превратилась.
Ах! Как весело лететь,
Стрекозой на всё глядеть!

Вот две ленты рядом вьются,
Вьются, вьются, не сольются,
Обе – будто небеса.
Ох, и реки! Чудеса!
И одна река светлее,
А другая потемнее.
Я на воду опустилась,
Рыбкой гуппи обратилась.
А навстречу мне дельфин,
Заблудился он один,
Где-то маму потерял
И на радугу попал.

Только слышим мы: «Друзья!
Скоро таять буду я.
Нам пришла пора проститься.
До свиданья, в добрый путь!
Вам на Землю опуститься
Помогу ещё чуть-чуть».

По сиреневой дорожке
На фиалках едем вниз.
Все рыбёшки — не рыбёшки,
Снова дети – вот сюрприз!
Дружно вместе приземлились.
Дельфинёнок плюх в волну!
Славно мы повеселились!
Завтра еду на Луну!

***
Говорите: «Это — враки!
Не поверят и зеваки»?
Может я и приврала,
Но я в сказке побыла!

10.05.2019г., фото из интернета.
Загрузка...
Пылесос

Длиннохвост и длиннонос
Пробудился пылесос.
Он рычит, он жужжит.
Кот от страха весь дрожит.
Он забился под кровать
И не хочет вылезать.
В клетке бьётся попугай:
— Помогите, ай-ай-ай!
Громко-громко лает пёс.
Всех пугает пылесос!

Он бы мог и дальше спать.
Только как же пыль собрать?
Способ есть решить вопрос:
Взять бесшумный пылесос!

03.05.2015г.

Загрузка...
Литературный королевский бал или ночь чудес в Доме
писателей

Какие только чудеса не происходят в новогоднюю ночь… Одно такое чудо случилось в большом городе в Доме писателей.
На стене просторного Зала заседаний висели рядом двое часов: одни старинные деревянные с длинным маятником за стеклянной дверцей, другие — современные круглые с плавающими стрелками. И те и другие мерно отсчитывали последние минуты уходящего года. Вот круглые часы довели стрелки до цифры двенадцать, и в ночной тишине зазвучала красивая мелодия.
Под звуки этой музыки в игрушечном доме, что стоял в углу на журнальном столике, что-то зашуршало, зашевелилось, и из открывшейся дверцы выпрыгнул мужичок с седой шевелюрой на голове и такой же седой бородой, одетый в джинсовые брюки и просторный свитер. Он топнул ногой и тут же начал увеличиваться. На нём откуда-то появились шляпа-цилиндр, длинный плащ с пелериной, а в руке оказался посох.
В этот момент старинные часы начали свой перезвон, а затем мелодично отбили 12 ударов.
— Непорядок! – проворчал седой мужчина, — Вы чего это в разнобой идёте?
Старые маятниковые часы открыли глаза и скрипучим голосом произнесли:
-А, это ты – Редактор-распорядитель Олник! С Новым годом! Дак, эти Круглые вечно спешат. Молодёжь, что ты хочешь?
Распорядитель взял в руки колокольчик, забытый на столе писателями, и начал громко им названивать:
— Эй, просыпайтесь. Новый Год настал. Скоро к нам прилетят важные гости, надо готовиться к Литературному королевскому балу.
Первой проснулась пушка, что стояла на полке у бокового окна.
— Ба-бах! – выпалила она.
На полках всё пришло в движение. Со шкафа спрыгнул штатив, за ним спустились вниз шкатулка, самовар, счёты, настольная лампа. На стеллажах начали расталкивать друг друга книги. Тут же, увеличиваясь в размерах, они рассаживались за длинным столом, подражая писателям. Редактор-распорядитель снова позвонил в колокольчик и торжественно объявил:
-Дорогие друзья писателей! Этой ночью зал принадлежит нам. Очень скоро сюда прибудет Король-Светунец со своей свитой. Готовимся к Балу-маскараду!
Сидящие за столом восторженно зааплодировали.
— Сейчас, — продолжал Олник, указывая на стоящую перед ним большую шкатулку, — отсюда каждый из вас сможет достать себе любой маскарадный наряд.
Началась весёлая возня возле шкатулки. Через полчаса будущих участников бала было уже не узнать. Солиднее всех выглядели два огромных словаря – Толковый Словарь и Орфографический Словарь. Они неспешно прогуливались по залу в длинных чёрных накидках и квадратных магисторских шапочках с кисточками и о чём-то увлечённо беседовали между собою. А многочисленные Книги, тонкие и толстые, с уважением смотрели на них. Им было хорошо известно сколько раз заглядывают на страницы этих Словарей их писатели. Некоторые Книжки даже начали хвалиться друг перед другом, предлагая зачитать со своих страниц отдельные значимые строки. А одна маленькая книжка прошептала обиженно своей Подружке:
— Вот бы и мой автор сдружился со Словарями, во мне бы не было шибок, и я сейчас смогла бы тоже себя похвалить, как другие Книжки.
Мимо этих подружек прошёл статный Штатив Лиахим в кожаном плаще, в шляпе, в чёрных маскарадных очках, с галстуком-бабочкой на белой рубашке и в белых лайковых перчатках. Он вёл под руку элегантную даму Илатан, в длинном красном платье и красной широкополой шляпе. В ней с трудом угадывалась настольная лампа. Дама обмахивала себя веером и загадочно улыбалась. А кавалер рассказывал ей о своём участии в иллюстрации книг фотографиями.
На столе уже пыхтел Самовар, украсивший себя связками баранок и водрузивший себе на голову заварочный чайник. А в центре зала сверкала гирляндами и игрушками, спрыгнувшая с тумбочки, пушистая Ёлка.
Вдруг огромные окна Писательского дома осветились ярким золотистым светом, и в зал заседаний прямо с неба спустился молодой Месяц-Светунец в золотой королевской мантии, а следом за ним и его свита: Звездочёт и мерцающие Звёздочки. У присутствующих вырвались восторженные возгласы, последовал взрыв аплодисментов.
И вот уже в разгаре литературное чаепитие. Теперь во главе стола сидели, окружённые свечением, Распорядитель Олник в цилиндре и Король- Светунец в серебряной короне. А рядом разгорались страсти Поэтического слэма. Противники, Королевский поэт-Звездочёт и Книга-Лирика, были в состоянии воодушевления.
Поэт-Звездочёт читал взволнованным голосом:
— Будоражит нам сознанье
Бесконечный «звёздный дождь».
Исполняет он желанье,
Загадай и обретёшь!
А Книга-Лирика от имени поэтов-землян открыла небожителям маленькую тайну — как земляне определяют народившейся месяц:

— Светунец – это месяц юный,
Вправо выпуклой стороной.
Есть приём простой и разумный –
Точно вычислить: он какой?
У серпа мы поставим палец,
Надо только прищурить глаз,
Если «эС» означится – старец,
Циклу раннему «эР» как раз.

Первое место, вопреки сложившимся правилам, решили разделить на двоих, что бурно приветствовалось всеми присутствующими. Тут с места поднялся распорядитель Олник и стукнул жезлом об пол:
— Танцы! Кавалеры приглашают дам!
Что тут началось! В зеркалах закружились весёлые маски, разноцветные дамские платья, лёгкие шарфы, шляпы, плащи, перья. Сверкали разноцветными обложками и мишурой Книги. Они так долго ждали этот бал, их Литературный Королевский Бал! Забыв о солидности, плясали Распорядитель бала Олник и Магистры-Словари. Даже Самовар на столе весело приплясывал вместе с блюдцами. Король-Светунец подхватил юную Поэтессу-Лирику и увлёк её за собою в праздничное кружение.
— Ах, — прошептала Лирика, — какой прелестный бал!
А всё это время на полке шкафа корчилась от обиды и злости папка с забытой рукописью о злоключениях Гофмейстерины в отставке. Рукопись положили здесь, исчёрканную после проверки, чтобы автор забрал её и переделал, но автор не захотел ничего исправлять и не явился за папкой. И она долго злилась на редактора, на своего автора, на книги, которые, в отличии от неё, из рукописи превратились в книжные издания.
Наконец, папка соскользнула на пол и превратилась в сухощавую пожилую даму с высоченным напудренным париком и в длинной тёмной накидке. Эта дама заглянула в шкатулку и достала оттуда лорнет.
— Уж на этом бале я напомню о себе! Вы узнаете Гофмейстерину, — угрожающе пробурчала она и чопорно пошла по залу. Дама пристально разглядывала всех в лорнет. Её раздражали смех и беспечность танцующих. Особенно неприятна Гофмейстерине была молоденькая Книга-Лирика, которая явно нравилась Королю-Светунцу. Книги-ветераны особо не реагировали на манерную Даму, лишь тихо посмеивались над её высоченным париком. А вот молоденькие книжки смущались, прикрывались масками и отбегали в сторону подальше от неприятной особы.
Казалось, танцам не будет конца. Играли клавиши пианино, лихо закручивала плясовые гармошка, звенела гитара, а ритм отбивали косточки на счётах. Их игра временами прерывалась звучанием ретро-пластинок. А в разных концах зала разлетались искры бенгальских огней.
В этой праздничной суматохе кто-то нечаянно толкнул Гофмейстерину. Это ужасно разозлило её. В сердцах она схватила с письменного стола чернильницу и выплеснула чернила на юную красавицу Лирику. Лирика вскрикнула и от обиды заплакала. На её обложке и подоле платья растеклись синие потёки. Распорядитель бала остановил танцы.
— Кто это сделал? – строго спросил он. Все разом повернулись к Гофмейстерине.
— Ишь, растанцевались тут! – злобно прошипела она.
Олник уже готов был решительно встать на защиту Книги-Лирики и, если понадобится, и других книг. Ведь для него, для Редактора, они были как родные дети.
Но тут Светунец нежно обнял за плечи Лирику и произнёс:
— Не плач, Прелестная моя, сейчас мы всё исправим. Звёздочки, помогите мне.
Светунец и Звёзды встали вокруг Лирики и набросили на неё лёгкую накидку-паутину, переливающуюся то золотом, то серебром. Через несколько мгновений Лирика уже была одета в новый наряд ослепительной красоты, а чернильные потёки бесследно исчезли. Король-Светунец встал перед нею на одно колено и с нежной улыбкой вымолвил:
— Лирика, я предлагаю тебе свою руку и сердце и готов забрать тебя в своё Лунное королевство прямо сейчас! Если ты согласна, прими вот это кольцо.
Счастьем осветилось лицо юной красавицы, и она протянула руку навстечу судьбоносному кольцу.
Не в силах смотреть на чужое счастье Гофмейстерина вся сжалась и быстро закружилась на месте. Она становилась всё меньше и меньше и вдруг исчезла под плинтусом. Собравшиеся весело рассмеялись и снова понеслись под музыку в головокружительном танце.
За всем происходящим с портретов, что висели на стенах, благосклонно наблюдали Писатели-Классики. С высоты своего положения они ни во что не вмешивались, только улыбались. И Александр Сергеевич, видевший на своём веку немало балов, тоже не стал прерывать сеанс позирования художнику.
А в углу на столике, не переставая, стучала кнопками пишущая Машинка-Летописец Авонавуд, которая торопилась запечатлеть по горячим следам этот волшебный Литературный бал!
Распорядитель Олник дал знак своим жезлом и музыка смолкла.
В центр зала вышел Король-Светунец.
— О, Земляне, — с пафосом обратился он, — позвольте мне сделать вам подарок!
С этими словами Король откинул полу своей мантии и достал оттуда красивую блестящую коробку. Но, когда его Звёздочки подбежали, чтобы открыть крышку коробки, за дверью в коридоре послышались приближающиеся шаги. Все замерли и только теперь увидели, что за окнами наступил рассвет.
— Бал окончен! — тихо, но торжественно произнёс Распорядитель.
В несколько мгновений все предметы и книги, что недавно были Дамами и Кавалерами, приняли свой обычный вид и воцарились на привычные для них места. Олник по-отечески обнял Светунца и Лирику:
— Будьте счастливы! Прилетайте к нам на бал через год.
Через мгновение юный Король вместе со своей невестой Лирикой и звёздной свитой растворился золотым свечением сквозь шторы.
В замочную скважину уже кто-то вставлял ключ. Машинка-Летописец Авонавуд в спешке перевела каретку и высвободила листы бумаги. Олник уменьшился до прежних размеров и быстро скрылся в деревянном домике.
Дверь открылась и в зал заседаний вошла Варенька, ответственная за порядок в Доме писателей. Она жила неподалёку отсюда и пришла пораньше проверить не оставили ли писатели форточку открытой? С форточкой на сей раз всё было в порядке. Варя прошлась вдоль столов, взглянула на шторы. Она не сразу узнала эту тюль, столько золотистости появилось в ней.
— Наверное, это отблеск солнца, — подумала она.
Взгляд её остановился на разбросанных листах бумаги. Собрав листы, она пробежалась глазами по напечатанному.
— Странные какие-то знаки: точки, тире, треугольники. Может, стенография какая-то? — продолжала удивляться женщина.
Оглянувшись, Варя увидела на столе большую коробку. В коробке оказалась мягкая игрушка «Светунец». Женщина улыбнулась:
— Интересный подарок кто-то нам сделал! Пойдём-ка, мой дорогой Светунец, на полочку, пусть на ней у тебя будет свой дом. Вот здесь на видном месте и будешь полёживать, да писателей вдохновлять.
Ничего не ответил ей Светунец, а поудобнее улёгся на полочке и задремал.

27.01.2019г., Дуванова З.Ф.
Загрузка...